Андрей Дьяков. За горизонт (отрывок)

Posted: 15.03.2016 in Произведения
Метки:

f510af54c74c66e59cc02413441bb0a7Глава 14. Тихоходки

В кают-компании все еще пахло гарью, а в тех местах, где механики Ямантау приварили многослойные железные заплаты взамен пришедшей в негодность, иссеченной пулями брони, стены были покрыты подпалинами. Полковник оказал путешественникам большую услугу, распорядившись о ремонте ракетовоза, поэтому обновленный «Малютка», с восстановленной ходовой и укрепленными бортами, стал для экипажа настоящим сюрпризом.

Командир с Мигалычем, сменяя друг друга, гнали ракетовоз прочь от Ямантау, сквозь лесистые низкогорья, упорно пробиваясь на юг. Где-то там, среди заснеженных степных просторов Оренбургской области, затерялся городок Ясный и одна из его главных достопримечательностей — космодром для запуска ракет-носителей «Днепр». Уцелел ли город в хаосе ядерного апокалипсиса, обитаем ли теперь, спустя двадцать с лишним лет после отгремевшей войны, оставалось только догадываться. Однако интригующая запись с диктофона Полковника давала надежду повстречаться с выжившими. Впоследствии очередной выход в эфир таинственного незнакомца удалось поймать штатной радиостанцией «Малютки», что только укрепило Тарана в принятом решении двигаться к военной части.

«Ракеты на боевом дежурстве… Даже такую бредовую информацию мы обязаны проверить, — заявил сталкер во время короткой летучки. — История острова Мощный не должна повториться».

С последним аргументом команда согласилась безоговорочно, и вот уже вторые сутки подряд движок «Малютки» не затихал ни на секунду, а подлатанные колеса, вгрызаясь в мерзлый наст, съедали километр за километром на пути к очередной цели путешествия — месту дислокации ясненской ракетной дивизии.

Зловещий силуэт горы Ямантау уже давно скрылся за холмами, а непролазные лесные дебри уступили место бескрайним степям, изредка перемежаемым естественными низменностями, руслами замерзших рек и неопрятными складками каменистых взгорий.

Теперь, когда в команде осталось всего пять душ, Таран перестал гонять экипаж по отсекам с рутинными поручениями. Наводить лоск и драить полы после трехдневного пребывания в грязи и пыли угольных шахт казалось полной бессмыслицей. Ко всему прочему без Самуила Натановича, его вечного ворчания и батареи раскиданных по всему тягачу склянок со снадобьями «дом на колесах» заметно опустел и уже не вызывал прежнего ощущения уюта, как и желания менять что-либо к лучшему.

Большую часть дня Аврора, Глеб и Геннадий, пользуясь внезапно свалившимся на них «увольнением», просиживали в кают-компании, неспешными беседами пытаясь отвлечься от невеселых дум об оставленном позади подземном городе, его разношерстных жителях и далеко не самых приглядных порядках. Быть может, это и стало причиной потери бдительности. Не раз тревожным вестником вспыхивал на горизонте отблеск фар, но погоню удалось обнаружить, лишь когда внедорожники «степных псов» стали различимы сквозь оптику Тарановой СВД.

В том, что «Малютку» преследует рейдерский отряд Сунгата, сомнений не возникало. Пойти наперекор воле Полковника, отпустившего путешественников на все четыре стороны, мог только этот строптивый командир. К тому же, во главе колонны, расчищая путь менее проходимым транспортам, двигался приснопамятный танк с хорошо узнаваемыми подпалинами на хищных обводах башни.

— Как они нас нашли?! — в сердцах бросил Мигалыч, а затем бросил взгляд на снежные наносы за окном и шлепнул себя по лбу. — Это я не подумав ляпнул. Сейчас бы метель не помешала, чтоб след замести…

— Меня другое интересует, — в соединительном ходке замаячила фигура Дыма. — Как они нас так быстро нагнали?..

— Ну не так уж и быстро, — возразил Таран, изучая карту. — Да и шли, скорее всего, без стоянок, по проторенному пути. Это мы тыркаемся без конца, как слепые котята… Ну ничего… Предупрежден — значит вооружен. Попробуем оторваться.

— Все как обычно… — донеслось из кают-компании бормотание Глеба.

Мутант на реплику паренька внимания не обратил, однако сталкер замер на полуслове, помрачнел и, протиснувшись мимо Геннадия, шагнул в жилой отсек.

— Как это понимать? — раздраженно бросив планшет на скамью, Таран сел напротив сына, облокотился на столешницу и замер в ожидании ответа. — Нет, ты уж потрудись объясниться, раз тебе есть что сказать. Что «как обычно»?

Однако мальчик не смешался, ни на секунду не отвел уверенного взгляда, и лишь неестественный румянец на лице выдавал охватившее паренька волнение.

— Как обычно — убегаем, — ровно, без дрожи в голосе произнес он. — От веганцев, от нефтяников, от «степных псов»… Бежим от проблем вместо того…

— Чтобы что? — продолжил сталкер. — Развернуться и встать под пули? Ты не забыл, что у них танк, одного выстрела которого достаточно, чтобы отправить нас всех к праотцам? А еще гранатометы! И уж поверь, теперь с нами никто церемониться не будет! Это карательный отряд, и Сунгат едет за нашими головами!

— Ты его боишься?! — вскипел Глеб. — Что-то я не заметил этого, когда его, полудохлого, прятали от тебя за спинами патрульных!

— Ну что за чушь! — не выдержал Таран, вскакивая на ноги.

Рев двигателя стих. Теперь за эмоциональным диалогом отца и сына, затаив дыхание, следили все члены экипажа. Промерив пространство отсека несколькими стремительными шагами, сталкер бухнулся на прежнее место, от чего деревянный табурет жалобно скрипнул.

— Пойми, Глеб, — сталкер медленно выдохнул и постарался взять себя в руки, — храбрость и безрассудство — разные вещи. Мы не имеем права геройствовать, пока остается хотя бы мизерный шанс вернуть поверхность человеку. На сегодняшний день «Алфей» — это единственная зацепка на пути к решению, но пока она есть, я сделаю все от меня зависящее, чтобы вытащить людей из подземки! И никто мне в этом не помешает — ни Полковник, ни Сунгат, ни черт, ни бог, который уже давно списал детей своих со счетов!

Аврора бесшумно подошла к Тарану со спины и положила руку на плечо, успокаивая не на шутку разошедшегося командира.

— И если уж на то пошло, — продолжил тот, сбавив обороты, — да, я боюсь. За тебя, за Аврору, за всех вас! И до последнего сомневался, стоит ли снаряжать экспедицию, но веганцы, спасибо им, ненавязчиво намекнули, что в подземке оставаться еще опаснее. Уже не раз пришлось убеждаться, что экспедиция тоже не сахар, но рисковать вашими жизнями понапрасну я все равно не намерен.

Сталкер затих, уткнувшись взглядом в столешницу. Багровые змейки шрама на темени — следы когтей неведомого хищника — медленно бледнели, становясь неразличимыми сквозь ежик отросших волос.

Когда страсти поутихли, паренек нарушил затянувшееся молчание:

— А я и не предлагал лезть под пули. Мы можем остановить «псов» без особого риска, если подыщем удобное для засады место. Какую-нибудь возвышенность или холм…

— А пацан здраво мыслит, — с полуслова понял Мигалыч. — Угол возвышения пушки у «девяностого», если мне не изменяет память, четырнадцать градусов. Если подманить бандуру, да в мертвой зоне окопаться, обстрелять джипы не составит проблем. А без эскорта танк дальше не сунется. Мобильная ремонтная база, заправщик… Максимальный запас хода — не более полутысячи километров. Есть элементарные правила, без соблюдения которых глубокие рейды бронетехники невозможны!

— Ударим сразу с нескольких точек, — подхватил Дым. — Пулеметов предостаточно! Избавимся от хвоста — не придется гнать! Тогда вряд ли угодим впотьмах в какую-нибудь яму.

Заразившись уверенностью паренька, экипаж ждал решения командира. Тот, по обыкновению, не спешил, пытаясь найти веские доводы в противовес идее сына.

— В конце концов, мы обязаны отомстить за Индейца, — поставил жирную точку Глеб. — Сунгат должен понести наказание!

Глаза мальчика, внешне спокойного, горели мрачной решимостью. Однако не было в этой решимости ни следа присущих юности эмоций. Лишь трезвый расчет и уверенность в собственных силах. Таран, напротив, был крайне напряжен и еле сдерживал рвущееся наружу возмущение. Их будто бы поменяли местами, и сталкер запоздало поймал себя на мысли, как, должно быть, глупо выглядит со стороны, нахохлившийся и угрюмый.

— А ты повзрослел, сын… — уже без прежнего раздражения резюмировал он. — Мигалыч, что у нас там за бортом? Почему стоим?

— Собственно, я по этому поводу и заглянул. — Старик загадочно ухмыльнулся, поправив съехавший на бок танкистский шлем. — Впереди низина. И спуск пологий… Кстати, очень подходящее место для западни. Лучше вряд ли найдем.

— Значит, поперла масть… Что ж, Глеб, твоя взяла, — сдался Таран наконец. — Устроим Сунгату теплый прием!

Экипаж забегал по отсекам, спешно экипируясь. Пока Глеб с Авророй помогали Дыму демонтировать «Корды», ракетовоз, лавируя между мшистыми валунами, стремительно пронесся по дну лощины, края которой, плавно изгибаясь и вырастая в неприступные стены, образовывали нечто наподобие просторного, со стадион в ширину, ущелья.

— Смотрите, БТРы!

Глеб прилип к иллюминатору, разглядывая торчащие из-под снега башни и покатые ржавые крыши бронированных колесных реликтов. На пару с Авророй они успели насчитать не менее четырех остовов, прежде чем Таран, повинуясь сработавшему чутью, вогнал педаль в пол, оставляя брошенную бронеколонну позади.

— Осмотреть бы машинки! — подал голос Дым. — Не иначе как останки разведотряда из Ямантау…

— Не успеем! — сталкер поддал газу, направляя ракетовоз к маячившему вдали пологому подъему. — «Псы» на пятки наступают!

Выскочив из лощины, тягач грузно плюхнулся в снежный нанос, прошел юзом несколько метров и, взрыкнув напоследок, устало замер на месте. От разогретых кожухов валил пар, потрескивало на морозе остывающее железо.

С лязгом отворился гермолюк, и на землю друг за другом скатились три фигуры, облаченные в мышиного цвета хламиды.

— Так себе маскировочка… — посетовал Дым, подбирая полы сконструированного из мешковины маскхалата. — Запалимся, к гадалке не ходи…

— Не каркай, Гена. В снегу изваляемся, и порядок. Сойдет для сельской местности. — Таран взвалил увесистый «Корд» на плечо и полез сквозь сугробы к облюбованному пригорку. — Глеб, не отставай!

Паренек впрягся в салазки и поспешил за отцом. Груз в виде кофра с пулеметными лентами, с виду компактного и легкого, заставил Глеба изрядно попотеть, прежде чем ему удалось втащить ношу на позицию. Ужасно зудела взмокшая под резиной кожа, но стянуть противогаз, хоть и ненадолго, мальчик не рискнул.

С позиции открывался отличный вид на распростершееся внизу ущелье. Колея, оставленная тягачом, юркой змейкой петляла меж огромных каменных глыб и пересекала лощину из конца в конец. Когда глаза привыкли к искрящейся белизне снега, удалось как следует рассмотреть разбитые бронетранспортеры. В том, что колонна подверглась нападению, сомневаться не приходилось. С высоты в глаза сразу бросились пугающие детали разыгравшейся когда-то трагедии. Крышки люков, сорванные неведомой силой, валялись отдельно от машин, а сами бронетранспортеры напоминали вскрытые консервные банки. В днище одного из транспортов, валявшегося на боку, зияла внушительная дыра с вывернутыми наружу краями.

Вывод из увиденного напрашивался один — обратно в Ямантау из разведывательного рейда не вернулся никто. А Полковник здраво соотнес риски и не стал предпринимать новых попыток добраться до пусковых шахт Ясного. Что ж, в логике ему не откажешь, однако что за напасть приключилась с хорошо экипированным отрядом профессиональных вояк?

На противоположном краю лощины мелькнула узнаваемая зеленокожая голова. Геннадий уже установил пулемет на треногу и теперь с присущей ему скрупулезностью зарывался в снег, выкладывая по кромке укрытия бруствер из ледяных глыб. Когда с севера послышался рокот многочисленных моторов, Дым посигналил большим пальцем в знак готовности и пропал из виду.

— Только не высовывайся, — предупредил Таран сына. — Твоя задача — подавать ленты и следить, чтобы механизм не заело. Все остальное сделаю я.

Глеб кивнул и, набросив на голову край маскхалата, вперил взгляд в приближавшиеся черные точки. С каждой минутой те вырастали в размерах, приобретая узнаваемые формы. Автоколонна, изрыгая струи серого дыма, уверенно вползала в ущелье. Следом за Т-90, вытянувшись в цепочку, следовали пять фирменных рейдерских тарантасов с непомерно большими, явно снятыми с грузовиков, колесами. С одной стороны такая модификация заметно увеличивала проходимость внедорожников, с другой — в разы упрощала работу засевшим в засаде стрелкам.

— Ну же! — яростно шепнул паренек. — Начинай!

— Рано…

Сталкер сросся с пулеметом и будто бы окаменел, пристально следя за рейдерами сквозь прицельную рамку.

«И ведь даже не поежится…» — подумал вдруг Глеб, хотя самого уже сотрясала мелкая дрожь, то ли от пробиравшего сквозь комбез холода, то ли из-за адреналина, что гулял по телу в преддверии боя.

Карательный отряд тем временем остановился невдалеке от брошенной техники. Из транспортов высыпали облаченные в камуфляж автоматчики. Шлемы, маски противогазов, бронежилеты… Снаряжая погоню, Сунгат экипировал «псов» по высшему разряду.

«Куда только смотрел Полковник?..»

По расслабленной походке вышедших вперед разведчиков и отсутствию боевого охранения было видно, что рейдеры не ждут атаки извне, в этой ледяной пустыне, сохранявшей безмолвие на многие километры вокруг. Сейчас их занимала исключительно сделанная находка — останки сгинувшего когда-то без следа отряда соплеменников. Слоняясь между разбитых бронетранспортеров, «псы» даже не поднимали взглядов на возвышавшиеся кругом заснеженные склоны, и лишь орудийные дула на внедорожниках вяло шевелились, создавая иллюзию безопасности.

Отрывистый лай «Корда» застал Глеба врасплох, ударил по барабанным перепонкам оглушительной канонадой, заставив непроизвольно вжаться в снег. Эхом отозвался с противоположного склона пулемет Дыма.

— Следи за лентой! — рявкнул Таран мимоходом.

Оружие в его руках спорадически вздрагивало, продолговатые остроносые патроны один за другим исчезали в лентоприёмнике, а исторгнутые железным монстром горячие гильзы дымились и плавили снег.

Внизу царила сущая неразбериха. Одни бойцы кидались под прикрытие транспортов, другие, сообразив, что огонь ведется по автоколонне, падали в сугробы и спешно отползали в стороны от пробитой караваном колеи. Два транспорта благодаря слаженному перекрестному огню уже дымились, изрешеченные капоты не оставляли ни малейшего шанса на скорое возвращение в строй. Еще один внедорожник нелепо накренился на бок, когда кинжальная очередь полоснула по колесам, в считаные мгновения превратив их в рваные ошметки. Следом вспыхнула, исторгая в небо клубы густого черного дыма, шедшая следом автоцистерна с топливом.

Экипаж танка явно находился в замешательстве. Рыская дулом пушки из стороны в сторону, «девяностый» дергался, проезжая метр-два, и снова вставал, даже не пытаясь произвести выстрел из главного калибра.

Что-то заставило Глеба переместить взгляд в затянутый дымной пеленой хвост колонны. Находившийся там пикап рванул с места, пробуксовывая в распаханной танком грязи. Пулемет в его кузове наугад огрызался длинными очередями. Однако не прошло и нескольких секунд, как где-то в стороне от позиции нападавших рявкнула одиночным винтовка, и автомобиль с зияющей в лобовом стекле дырой, опасно вильнув, на всех парах врезался в перегородившую склон каменную глыбу.

— Мигалыч, ч-черт старый! — зашипел сталкер. — Просил же его в тягаче оставаться!

Глеб даже и не пытался высмотреть путейца на отливающих белизной склонах ущелья. Вниманием его всецело завладел странный, размером с автобус, скальный массив, в основание которого воткнулся исходящий паром пикап. В какое-то мгновение мальчику вдруг показалось, что глыба шевельнулась… И еще раз! Вот она вздрогнула всей многотонной тушей, стряхивая с горба увесистый снежный пласт… С неожиданным проворством бесформенное нечто развернулось во всю длину, обретая очертания циклопической «личинки» на восьми коротких, толстых и морщинистых лапах-отростках. Загребая конечностями мерзлый грунт, мутант изогнулся и выпростал наружу уродливое рыло-хобот. Нелепый отросток на слепой бесформенной морде зашевелился, набряк и, стремительно сократившись, изрыгнул из бездонного чрева облако зеленоватой дымки.

Оглушенные лобовым столкновением пассажиры едва успели выкатиться из разбитой машины. Лапа-бревно с непропорционально длинными крючьями-когтями неторопливо накрыла пикап и одним тягучим движением разодрала кузов от края до края. Острые стилеты ротового органа ударили в самый центр искореженной металлической груды, пытаясь, видимо, сквозь жесткий панцирь необычной жертвы добраться до вожделенного мяса.

Тем временем и другие валуны в ущелье пришли в движение. Неповоротливые восьминогие туши пробуждались от спячки, присоединяясь к затеянной собратом охоте. Чтобы вычислить реальную добычу, мутантам много времени не понадобилось. Оставив технику в покое, они медленно, рывками проталкивая тела на несколько метров вперед, двинулись на людей. Рейдеры кинулись врассыпную, поливая свинцом колыхающиеся горы плоти, и казалось, без проблем смогут избежать кровопролитной бойни, но туман испарений, исторгаемых тварями, уже застил низину плотным удушливым пологом.

Судя по жутким корчам бойцов, яд проник сквозь фильтры противогазов, парализуя мышцы и заставляя «псов» одного за другим падать на землю. Вяло перекатываясь и копошась в снегу, они разом потеряли фору в скорости, и слоноподобные слизни неторопливо принялись собирать страшный урожай, оставляя за собой широкий след в виде бурых, пропитанной кровью грязевых канав.

Об обороне автоколонны речь больше не шла. Каждый из «псов» оказался предоставлен самому себе и пытался продать собственную жизнь подороже. Кто-то еще пытался отстреливаться, но пули, казалось, просто исчезали в желатиновых тушах, оставляя на грубой антрацитовой коже сочащиеся слизью отверстия. Запоздалый взрыв гранаты заставил одну из «личинок» завалиться на спину, но, совершив полный оборот, монстр вновь оказался на конечностях и, несмотря на посеченный осколками бок, вновь устремился в атаку.

Полностью деморализованные, оставшиеся в живых рейдеры вопили и барабанили прикладами автоматов по крышке люка, требуя впустить их внутрь единственного уцелевшего транспорта — возглавлявшего автоколонну танка. Но экипаж никак не реагировал на мольбы товарищей, и лишь орудийная башня продолжала крутиться, получив в свое распоряжение сразу несколько реальных, надвигающихся отовсюду целей.

Увидев, как дрожащий слизистый хобот впивается в человеческую фигурку, срывает беднягу с брони и, ломая жертве кости, судорожно засасывает в чрево, Глеб отвернулся, едва подавив рвотный спазм.

— Я думал, мы их просто остановим! — растерянно вскрикнул он. — Это же самая настоящая бойня! Мы должны вмешаться!

— Ты уж определись, чего хочешь! — окрысился сталкер, стряхнув с локтя руку сына. — Эти выродки сожгли Индейца. На совести «псов» много невинных жертв… Их нельзя жалеть, ты понял меня, Глеб? Нельзя!

Шквальный огонь вкупе с беснующимися в ущелье тварями изрядно проредил отряд Сунгата. Из туманного марева доносились истошные вопли сжираемых заживо людей. Танк, хвала умелому водителю, продолжал крутиться волчком, и пока ни одной из «личинок» не удалось подмять строптивого врага под себя. Зато убийственный выстрел гладкоствольной пушки творил настоящие чудеса. Уже три мутанта обмякшими бесформенными грудами дымящегося мяса замерли посреди низины, и внимание «личинок» вскоре перекинулось на остывающие трупы своих менее удачливых сородичей.

На броне «девяностого» виднелись свежие кляксы крови. Не сумев справиться с машиной, мутанты все же «обобрали» борта, словно гроздь винограда. Остававшимся снаружи рейдерам так и не удалось выжить…

— Они могли спасти хотя бы нескольких… — запинаясь, вымолвил Глеб. — Почему не сделали этого?..

— В танке Сунгат, — безапелляционно заявил сталкер. — Эта мразь не станет рисковать собственной шкурой.

— После такого, боюсь, он растеряет всю свою команду…

— Мне кажется, уже растерял. В этот рейд с ним отправились те, кто посмел ослушаться воли Полковника. Не думаю, что таких нашлось много, — влияние Сунгата не бесконечно. А вот упорства ему не занимать…

Таран кивнул в сторону ущелья. Танк, медленно цепляясь гусеницами за морщинистое брюхо поверженного мутанта, взобрался на тушу, словно на эстакаду, и замер, опасно накренившись. Дуло пушки теперь оказалось задрано достаточно высоко, чтобы ударить по кромке ущелья, чего, видимо, экипаж «девяностого» как раз и добивался.

— Вот, холера! Выкрутился! — Сталкер отполз с поста наблюдения, увлекая за собой Глеба. — Пора валить. Все, что было в наших силах, мы сделали. Этот псих сейчас начнет обстреливать периметр и тогда хорошего не жди!

— Но если внутри действительно Сунгат, то мы просто обязаны…

— Прежде всего, мы обязаны выжить, — перебил Таран. — Не будем испытывать судьбу. Нам и так сильно подфартило с этими… «тихоходками».

— С кем? — на бегу переспросил Глеб.

Из ущелья донесся басовитый раскат пушечного выстрела. Взметнувшийся сноп щебня и льда окропил полотно снежного наста безобразными серыми кляксами. Пригнувшись, путешественники припустили к «Малютке», где уже поджидали, нетерпеливо переминаясь с ноги на ногу, Геннадий и Мигалыч.

— С тихоходками, — повторил сталкер. — Обитала раньше в пресноводных водоемах такая микроскопическая тварь. Жутко медлительная. Размером не больше миллиметра, но внешне — один в один с этими страхолюдинами. Четыре пары ног, безглазая башка с таким же рылом… Ты должен помнить ту фотку из энциклопедии Палыча!

Но на ум, как назло, ничего похожего не приходило. Глеб рассеянно пожал плечами.

— Ужасно живучая, между прочим, — вступил Мигалыч, услышав детали разговора. — Каких только опытов с тихоходками не проводили! И в кипящую воду опускали, и жидким гелием охлаждали, и даже в открытый космос вытаскивали! Облучать пробовали… Доза, в десять раз превышающая смертельную для человека! И хоть бы что этой твари! При неблагоприятных условиях впадает в анабиоз — вот и вся недолга.

— Так значит, те проглоты в ущелье — дальние родственнички тихоходок? — уточнил Дым, запихивая пулемет в оружейный шкаф. — А вы еще говорите, что это я переросток!

— Ну, Гена, по сравнению с этими бегемотами ты просто жалкий дистрофик, — успокоил старик. — А вот насчет наших новых зверушек… Чует моя селезенка, без генмодификаторов здесь не обошлось. И чем быстрее мы покинем район, тем меньше шансов подцепить какую-нибудь заразу или, не приведи господь, боевой вирус.

— Золотые слова, Мигалыч!

Таран похлопал путейца по плечу и, задраивая люк, отдал команду трогаться. Наткнувшись на вопрошающий взгляд Авроры, отрицательно мотнул головой:

— Сунгата мы так и не достали, увы. Зато с отрядом «псов» покончено.

Глаза девочки округлились, и Таран поспешил уточнить:

— Не столько наших рук дело, сколько живность местная постаралась.

Снаружи послышался приглушенный броней стрекот пулемета, но через мутное стекло бойниц танк разглядеть не удалось. Вместо него по проторенной «Малюткой» колее из ущелья медленно выползало нелепое громоздкое существо, на поверку оказавшееся свирепым и безжалостным убийцей.

— Похоже, шансов у Сунгата не остается, — поделился наблюдениями Геннадий. — По крайней мере, пушку больше не слышно, а с одним пулеметом супротив тихоходок много не навоюешь…

— Жаль только, не увидим, как ублюдок подыхает, — лукавый прищур на миг исчез с посерьезневшего лица Мигалыча.

— Можем остаться и поглазеть. — Таран отбросил опостылевший противогаз и стер со лба испарину. — Только тогда, боюсь, и сами на корм пойдем.

— Ну уж нет! Хватит на сегодня экзотической фауны! — путеец подхватил с полки излохмаченный танкистский шлем и целеустремленно зашагал к водительской кабине. — Нам до Ясного пилить и пилить. Насмотритесь еще дури всякой…

«Малютка» преданно заурчал на малых оборотах, признав хозяина, и покатил прочь. Едва схлынула горячка боя, Глеб вдруг осознал, что едва стоит на ногах от усталости и нервного перенапряжения. Хотелось только одного — завалиться на койку, закутаться в любимое одеяло и хоть ненадолго выпасть из пугающей, переполненной болью и смертями реальности. Стягивая армированный комбез, паренек и не заметил, как Аврора, бесшумно выбравшись из своего угла, присела рядом.

— Наверное, не следовало оставлять его там… С этими ужасными созданиями…

— Ты про Сунгата?

Девочка кивнула, отводя взгляд. Затем тихо добавила:

— Не по-людски это.

— А то, что он сделал с Индейцем, по-людски? — Глеб терпеливо ждал ответа, оставив в покое неподатливую ткань поддевки.

— Нет. — Аврора надолго замолчала, кусая губы. — Но мы ведь не такие, как Сунгат, и не должны уподобляться зверью.

— Знаешь, я бы с тобой согласился… Но согласятся ли те, кого он отправил на тот свет? Мой настоящий отец долгие годы терпел издевательства веганцев и в итоге погиб от руки одного из них. Впрочем, как и мама. Можно ли называть людьми тех, кто получает удовольствие от мучений других? Или тех, кто ни в грош не ставит человеческую жизнь? Думаю, нет. Таких надо вырезать, как бешеных собак. Травить, душить, уничтожать, чтобы не натворили больших бед.

— И ты считаешь, что в праве определять, кто достоин жить, а кто — умереть?

Мальчик запнулся, обдумывая вопрос. Затем вспомнил милые сердцу лица родителей, канувшую в небытие команду бравых сталкеров под предводительством Кондора, вспомнил добродушных поселенцев острова Мощный, от которого теперь остались лишь пепел и оплавленная ядерным огнем каменная плита…

Неутомимый администратор Сенной Пантелей Громов, одаренный врач и пытливый ученый Владлен Кантемиров, чудаковатый и преданный до конца Индеец, соседская хромоножка Ната с Московской… С каждым проносившимся перед глазами образом где-то внутри росла мрачная уверенность в правильности выбранного ответа. Встретившись с подругой взглядом, Глеб медленно кивнул.

— Тогда ты мало чем отличаешься от Сунгата.

По лицу девочки невозможно было понять, говорит ли она всерьез, но слова, неосторожно сорвавшиеся с губ, заставили паренька смешаться и побледнеть.

— Только не обижайся на меня. Вокруг столько грязи, смертей, насилия… Я всего лишь хочу, чтобы ты понял… Вернее, помнил о том, кем являешься на самом деле.

— Кем? — насупившись, с нажимом спросил Глеб. — Кем, слышишь?!

Но Аврора решительно перебралась на свою кушетку, подобрала ноги под себя и отвернулась к стене, явно давая понять, что разговор окончен.

Таран, казалось, секунду назад еще дремал, устало привалившись к стене, но, почувствовав на себе сыновий взгляд, приоткрыл глаза, мимолетно ухмыльнулся.

— Ребенком, Глеб, — шепнул он, подсказывая. — И дай-то бог вам с Авророй подольше оставаться таковыми…

http://rutlib.com/book/11191/p/18

Реклама

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s